Matriarhat

Про матриархат

Некоторые странности общественного устройства нынешней Украины, странности, вызывающие много вопросов, постоянно обсуждаются в различных экспертных сообществах. Разберем эти странности, и может, заодно, ответим на пару вопросов. Да и объясним их. А то - давно пора.

Farion

Начать придется издалека.

А именно - с разницы между такими видами социальной организации общества как патриархат и матриархат. Внешне, все просто - при патриархате правят и всеми правами обладают мужики, при матриархате - бабы. Но то внешне.

Примитив патриархата формулируется так, словно женщины не имели никаких прав. Роль мужчины в патриархате понятна, а вот роль женщины... Посмотрим. Право распоряжаться собственностью, которого у женщин не было, оно, конечно важно, но есть и другие права.

И вот тут можно вспомнить строго патриархальный Рим, где женщины могли исполнять только одну работу - прясть. Все остальное было делом не женским. И где мужчина имел три основания для развода - доказанную измену, доказанную попытку его убить, и доказанный умышленный ущерб семейному имуществу. Женщине же было достаточно доказать, что он не сильно к ней вежлив, после чего приходили её братья, били муженьку в голову, и забирали домой, что считалось разводом.

Можно вспомнить столь же патриархальных викингов. Где женщина могла вызвать на суд ярла оскорбившего её словами мужчину. А ярл, как защитник всех на своих землях, выставлял против него бойца. Это было предложение умереть в бою, с честью, с оружием в руках, но - фактическая казнь. Нет, можно было и зарубить бойца ярла. Но у ярла-то воинов все равно больше. Не второй, так пятый - победит.

За оскорбление же действием, например, если мужчина схватил женщину, была смерть без чести. Голову на бревнышко и топориком. Но был и ньюанс - синяк на руке - смерть, синяк на бедре - разбирайтесь сами, кто и от чего в «процессе» передумал.

Наконец, одним свойств патриархальных обществ является «Культ Женщины» и ритуал ухаживания. Он проявляется по всякому, от рыцарских клятв на английском, до воспевания в стихах на арабском. Женщина - предмет обожания и служения.

Почему так? Да потому, патриархат - это не бытие человека, а длительность рода. И при таких «вводных» - Женщина - самый главный и ценный ресурс семьи. Родить признанного всеми наследника может только она. Послужить гарантией союза семей - тоже только она. Наконец, управлять семейным имуществом, пока мужчина выпускает кишки другим, или собирает с земли собственные - тоже только она. Как полноправная хозяйка. Вот такой патриархат, с бесправием женщин.

А что же у нас при матриархате? У женщин вся полнота прав и свобод, ровный «патриархат наоборот»... Да ладно. Нет, у мужчин собственно - одни обязанности. При этом, никакого «Культа Мужчины», и никакой ценности. Родить наследницу может любая, и от любого. Даже и от чужака. А наследники... Кто, простите?

Может быть, там существование женщин не «избранных» и не входящих в иерархию отличается? Права там, свободы... О, да. Отличается. «Младшая самка», не Наследница - это расходный материал, почище мужчин. У тех хоть пиписька есть, для производства новых организмов. А эта - еще и конкурент. Более бесправного существа, чем не входящая в иерархию матриархата женщина представить сложно. У крысы в канализации есть право на жизнь, например. И возможность реализации. В отличие от.

Почему патриархат победил в «эволюционной гонке»? Патриархальные общества менее догматичны, при большей традиционности. Рано или поздно в патриархальном обществе возникает конфликт между властью патриарха и догматами религии. И поскольку у такого «патриарха» основа правления, как правило, остро заточенный кусок кованой стали, то религиозным догматам приходится потесниться, а то и вовсе поменяться. Это и обеспечивает развитие.

Матриархат же строго догматичен. Основа правления матриарха - религия. А это означает - отрицание любого нового опыта, противоречащего догмам и обычаям. На этом с социологией закончим, перейдем к истории.

Казаки и Украинцы.

Кто же были такие казаки? История происхождения не очень важна, на самом деле. Между Россией, тогда Московским Царством и Польшей была спорная территория, по итогам ряда войн, находившаяся под протекторатом Польши. На этой территории были землевладельцы, мелкие, средние и крупные. Любой землевладелец тогда владел землей только при одном условии - он по первому зову правителя, которому присягнул, выходил на войну, вооруженный, сам, или с небольшим отрядом. Содержание и корм для отряда и коней, он получал с этой самой земли. Большая часть тех шестидесяти с лишним тысяч казаков, присягавших при Переяславльской Раде Царю - были: а) польскими шляхтичами, правда православными б) землевладельцами, с дарованной польским королем землей.

Ах, да была еще и Сечь. Сборище деклассированного сброда. Разорившиеся шляхтичи-казаки, или попертые из «войска» за нарушения дисциплины, младшие, безнаследные сыновья, беглые с Руси, «разгульные души» со Слобожанщины. Бандиты, прямо скажем, или сами сбивавшиеся в ватаги, чтоб пограбить набегом, все равно кого, или нанимающиеся воевать за золото. Формально они присягали гетману, но по факту - починялись своему атаману. Впрочем, и реестровый, польского шляхетства казак, не имея службы мог «отъехать» в Сечь. И даже сбегать в набег на поляков.

А где же здесь украинцы? А вот те, кто работал на полях этих польских землевладельцев, польской же традиции хозяйствования, где хлоп был собственностью пана, и его можно было запороть до смерти - это и есть предки нынешних украинцев.

Почему? А где же «казачья воля»?

За время «Руины», когда два гетмана - левобережный и правобережный, переходили войском Днепр, грабя, насилуя и сжигая местечки, села и подворья слуг «неправильного гетмана», «польский извод» украинского казачества изрядно проредили.

Закончила этот процесс уже «Малороссийская Коллегия», выжигая каленым железом «мазепинскую измену», в которой участвовали в большинстве своем как раз «шляхтичи». «Польское» казачество фактически перестало существовать. Те, что уцелели, уже не были военной силой, а лишь средней руки землевладельцами, лишенными вольностей и прав, и полностью подчиненными Москве.

Сечь разогнали парой залпов пушек и толпой злых донельзя «донцов», у которых к этой банде было два вопроса:

  • с какой стати зовут себя казаками?
  • с какой стати стакались с вором и анафемой Емелькой Пугачовым, отчего про все честное казачество дурная слава пошла, мол-де казаки - да бунтовщики?

Украинское казачество и история его на этом закончились. 1775 год. Без малого 250 лет тому назад. Задунайская Сечь, «некрасовцы», и прочие к украинскому казачеству отношения не имеют.

А украинцы-хлопы - остались. Работать на тех же самых усмиренных «шляхтичей». Собственно, вся украинская «шляхта» или влилась через пару поколений в российское дворянство, или омужичилась в «однодворцев».

Польский обиход, с его вольностями, с точки зрения русского подхода к хозяйствованию тоже остался. Но только что умиротворив Украину, закончив многолетнюю кровопролитную войну, истощавшую Россию, как затратами на военные операции, так и беженцами, прибывающими из раздираемой озверевшей друг на друга «шляхтой» территории - на это просто «закрыли глаза».

А потом, собственно, то Польша на Русь, то Русь на Польшу, то французы еще какие-то... В общем, еще раз восемь до 1914 года через эту самую «мирную» территорию «ходили дружить». А сколько ходили до?

Какой менталитет, и какой социальный уклад образуется там, где раз в пять лет мужик или зарубленый валяется, поскольку взгляд имел дерзкий, или избитый в отбивную, поскольку смотрел не так, или под дудочку со спущенными портками вытанцовывает, или в том же виде под батогами лежит?

Матриархат.

Мужчина, социально опущен в самый низ, женщины обладают правами. На стыке конфликтующих патриархальных культур, прежде всего уничтожают или лишают воли к сопротивлению мужчин, а женщин, по патриархальным же понятиям, не трогают. Имеем результат.

И здесь нужно вернуться, к тому, что в матриархате догмы и обычаи главенствуют. Ритуалы. Формально - муж - глава семьи. Фактически - украинский мужичок. Не хотелось отсылаться к Гоголю, но его бытописание именно украинцев-малоросов, ярко, фактурно, и достаточно исторично. Возьмем любое его «бытописательство», оставив в стороне пришлую, католическую, полную мистицизма жуть.Что видим?

Альфа-баба, бета-мужичок.

Кузнец, который на Руси - первый жених, из-за социального статуса ремесленника, среди земледельцев, и «в девках-то, как в сору роеться». А в Малоросии - из под каблука одной бабы, Солохи, бежит сразу под каблук другой бабы, Оксаны. Да с какими приключениям бежит! Ах не под каблук? А чего ж он вместо - «да и хрен с тобой, такой загадочной», аж до Императрицы, чуть душу черту не продав, доходит? За «черевички», требование изначально бредовое, и ясный и оскорбительный отказ?

Я не беру нынешние скверные нравы, но можно себе представить русскую девушку, отказывающую оскорбительно для парня, зная, что это для него несмываемый позор?

И вот перечитывая Гоголя сугубо «на факты», а не на «художную картину» - у энтой Солохи, «калитка» вообще закрывается? Даже на профилактику? Прочее у Гоголя описано, и повторять смысла не вижу. Да и культурный пласт хохм и анекдотов украинских... Тот еще, прямо скажем, пласт. Классический сюжет украинского анекдота вспомним?

Не про украинцев, а украинского, это только про чукч всякое рассказывают, а остальное - зарисовки быта. Итак: Мамо хлопца приходит к мамо дивчины. Обсудить так они поебуться, или жениться будем. Ага. Балована Галка-то. Мамо. Не «Батько-Батько» решают. «Мамо-Мамо».

А теперь найдите в русском анекдоте такой же пошлый, циничный, и заведомо презрительный смотр продаваемого самца человека. Не ложится сюжет в патриархальную, выстроенную «альфа-альфа», «отдаем на руки драгоценное», российскую культуру. Невозможно в нем подобное унижение молодого мужчины. Да и девушки тоже.

Имея дело с Украиной, нужно понимать, что это - матриархальное общество. Где мужчина всегда на вторых ролях. Более того - его мнение несущественно. Но это очень специфичное матриархальное общество. Где нет власти и силы за известными пределами. Но где приспособление к любой внешней силе возведено в абсолют.

Матриархат - это власть Женщин.

Украина - это убогий «бабьеархат». Власть украинского бабья. Не русской бабы, которая - "Тетка – где ж она откажет? Хоть какой, а все ж ты свой.", и "крынки несли нам усталые женщины, прижав как детей, от дождя их к груди". А бабья украинского, продуманного, лукавого, заменим этим эвфемизмом - слово "подлого", своекорыстного и расчетливого. Выживающий эволюционный тип, да.

Немецкий офицер, разбитой и драпающей армии, с удивлением вспоминает, как еще вчера подобострастные «украинские вспомогательные полицейские» отводят глаза, и их, тех самых немцев, перед которыми вчера кланялись, срывая с головы картузы и шапки - «игнорируют».

И вспоминает с ужасом - как на них, усталых, «привалившихся поспать» в сенном складе, год тому радостные и покорные «селянки» налетают с вилами. И как чуть не убивают ефрейтора. Вилами в живот.Он не может понять, что произошло. Почему он был вынужден стрелять, чтоб спасти свою жизнь?

Бедное дитя патриархального мира, где догматы рушатся силой. Бедное, пришедшее из Германии с её Культом Матери, и Культом Девы, с хорошей женой, определенной формулой «кухня-дети-церковь» и хорошим мужем, определенным формулой «работа-забота-уважение» патриархальное дитя.

В полном догматов матриархальном мире Божественный, с суровым взором из под козырька фуражки, в мышино-серой форме, повергающий ниц любого врага, не может усталым валяться в сенном сарае. Не может быть грязным и небритым. Не может бежать.

Это - не Божественный, это Демон, уподобившийся Божеству, но бессильный на самом деле. На вилы. Убить. Убрать. Стереть с лица земли, но даже не как Демона, а как свидетельство своего позора. Спутать так глупо и нелепо - оскорбительно для матриархального бабья.

И невдомек ему, бедному, что так же точно, как и перед ним, за год до того, стелился этот матриархальный ведьмовской шабаш перед сержантами и лейтенантами в болотно-зеленом. А в июле сорок первого, кого-то, из вчерашних Божественных, запороли вилами. В том же сарае. По той же ровно причине. А мы удивляемся Фарион. Дак это вот вона и е. Украинушка. Комсомолка и борцуниха с коммуизмом. Выживающий эволюционный тип.

Да, парадигма выживания в "проходном дворе", предопределила формирование этой вырожденной Спарты, где только украинские бабы рожают лохов. Лохов, на всю жизнь заключенных в обязательства перед бабьем. Жадным и гонорливым, крикливым и хамовитым, а главное - безнаказанным бабьем.

Мы по привычке слушаем мужчин. Наше комплексное сообщество, «альфа+альфа» где ответственности мужчины слита с основой и опоры женщины - оно дает публичное слово мужчине. Как ответственному. Это - доверение слова, в доверии, что слово не будет поганым. А то и домой не приходи потом.

На Украине надо слушать бабье.

Да, вот это самое. Они посылают "сыночку", расходного «бету-мужичка», на Донбасс, за занавесками, батареей и плазменным телевизором. Когда "сыночка", раненый, лежит в Харькшпитале, они не едут к нему с малиновым вареньем, нет. Зачем. Они устраивают митинг "Какого этого моего сыночку подранили, почему ему брони не дали? Вы там совсем уже охренели?".

Сыночка выходить из "Обители Сластона за 50 гривен", едет домой, получает от мамочки нагоняй, за то что занавески были не в тон, а плазмы было вообще нисколько, и снова отправляется на Донбасс. А там его находит мина, оставленная таким же лохом на своих же "полях", поскольку его новый командир карту не купил, у предыдущих «бывальцев».

И "мамочки" воют воем и ненавидят всех вокруг. А тут другому сыночке становится восемнадцать, и он тоже отправляется на Донбасс. За плазмой. Мамо надо смотреть сериалы. Во всю стену чтоб.

А там, готовый умереть, за мать, за тетку, за соседку, за Иваныча, он же войны ветеран, за дядь Мишу, что углем харкал, да и самому бы еще пожить, да и заебали уже нахуй, лохи мамочкины... Его лет парень размеряет и взвешивает его по "кривой" ПСО. И находит легковесным, с поправкой на ветер, плавным нажатием.

Пуля патрона 7Н1 пройдет бронепластину, изменив свою строгую форму, чуть отклонится от ребра, разорвет аорту ниже сердца и уткнется в спинную пластину бронежилета, заодно растрепав клочьями легкое. И еще одна "сыночка", расходный «бета-мужичок» улетает к мамочкиной неполученной плазме, с аккуратной дырочкой в бронике.

И снова на коленях, выть, понимая, что планы на плазму сдвигаются на три года. Пока младший подрастет. А дай такой «мамо» негра, китайца, и тру-индейца, она через пять лет, ну не стара еще, тридцать пять не возраст, сто двадцать не вес, из сыночек - флаг Мали соберет. А еще через тринадцать - очередного сыночку отправит за плазмой.

Страшна, блять?

Страшно. Мне вот страшно. От них, от этого украинского бабья. Есть у любого человека вещи, которые он делать не будет. Лучше умереть. Стоя, на коленях, да не суть. Есть всему предел. А там предела нет. Мне страшно, как тому немцу, я тоже вырос в патриархате. С его «Культом Женщины». И множеством моральных ограничений.

Люди без морального закона внутри. Но в догмате матриархального, освященного историей доминирования. Петя не Порошенко. Петя Маринин. Можете представить себе русскую женщину, которая допустит, чтоб её мужчина вышел из дому в мятых штанах? А из туалета с полой пиджака в ширинке? У нее на глазах?

Невозможно.Смотрим фото? Какая разница, как выглядит «бета», если «альфа» выглядит прекрасно? Она даже его не презирает. Она просто его игнорирует. Вова? Бенин? Нет. Вова - Ленин. Елены Владимировны Кияшко, если быть дотошно точным.

Посмотрите на её свежие фото. Её «бета» позволила себе затмить её. Как она гневна, а? А на старых фото, где Вовчик пасует перед эффектной своей «жинкой»? Да, милостива. Матриархат.

И снова история.

Почему УПА так легко стали героями? Да потому, что других не нашлось. Русские, бежавшие от немцев, прогнавшие поляков, вчера богоподобные, стали Демонами. Немцы, бежавшие от русских, прогнавшие русских, и теперь бегущие, тоже богоподобные вчера, стали Демонами.

В матриархальном понятии. В устойчивых догматах, где есть свои критерии позора.Можно всё, но с Божеством. С пришедшим извне Сильным Мужчиной, что прогоняет слабых мужчин и уходит, не претендуя на уклад и быт.

Русские вернулись. Но они уже Демоны. Их победа - не свята. Их победа - это признание позора матриархального общества, обожествившего их и повторный позор. Поскольку они - Сила. И закон выживания требует - склонись. УПА в данном матриархальном концепте - «светлые дети», боровшиеся против Демонов. И погибшие за честь их матерей.

«Демон» здесь, кстати, лишь символ мужчины, претендовавшего на силу, но оказавшегося битым, и сравнившегося тем самым с «мужичками-бетами». Примитивно? Так извините, догматы и обряды. Матриархат. Никаких новых концепций, типа «сила силою оборена, но воспряша».

США.

ОН, абстрактный «Божественный», победил же Демонов. Ушли. Остались демоновидные. Сильные, но все равно «бета-мужички». Даунбасяне. Недолюди. Демонолюди. Но их можно вилами. «Светлые дети» снова здесь. Они будут бороться с Демонами. Они смоют позор глупой доверчивости матриархов. Пусть даже своей кровью. Родим еще.

И снова - истерика. США, вдруг тоже Демон. Но там тоже остались «светлые дети», что могут прогнать Демонов. И снова станут «Божественным». К ЕС тоже относится.

Мистицизм. Примитивный матриархальный мистицизм. В 2019 году. Впрочем, концепции мышления умирают долго. Что можно сделать с парадигмой, которой не мало 700 лет? Ну что, вопросы, откуда берется «ярость укросамок» остались, а Демоны? И еще ответ на другой вопрос.

Харьков. «Русский город»

Харьков перестал быть русским в 1941 году. Суровый подсчет, слабонервным удалиться.

900 тысяч населения на май 1941 1,3 миллиона на конец июля 1941. 400 тысяч - «временно перемещенные» - Харьков был перевалочным пунктом для беженцев. ок. 30 тысяч человек - евреи. Харьков и окрестности. Уничтожены. (Дробицкий Яр). «Айнзацгруппа D гарантирует немецкое качество». ок. 30 тысяч человек - «коммунисты и сочувствующие», включая партизан и пленных. Уничтожены. (Лесопарк, Холодная горка). Авторы те же. В документах «Айнзацгруппы D» фигурируют не только харьковчане. Поэтому потери населения Харькова от работы немцев ограничатся ок. 30-35 тысяч человек. ок. 120 тысяч человек - вывезены немцами «на работы». Порядка 30% погибло.ок. 80 тысяч человек - умерли от голода и болезней. От 900 тысяч остается уже 630.

Исключим вступивших в РККА, эвакуированных, причем, разделяя семьи офицеров, работников органов и партийных деятелей, и работников заводов, уезжавших, вместе с оборудованием на Урал, что в сумме составляет порядка 300-350 тысяч человек.

Так же не установлены потери во время артиллерийских и бомбовых ударов в ходе боев за город. В ходе боевых действий больше половины Харькова была снесена до фундамента. По деятельности «шуцманшафтов» из украинских националистов документация отрывочна.

К концу сентября 1943 года в Харькове установлено документально около 200 тысяч человек. При этом отмечается, что часть населения бежала «по деревням». Цифр нет.

Итак, 200 тысяч выжило. Еще кто-то вернулся, тысяч 40 с Урала, вместе с КБ и прочим, вернулись демобилизованные, даже тысяч 70 с семьями, вернулись «из деревень», тысяч 20. Вернулись тысяч 70 «с работ в Германии».Еще тысяч 30 «комсомольских путевок» и «откомандированных» партработников, с военными частями.

Ну, даже 600 тысяч в итоге получим. Но к 1952 году, численность населения Харькова составляла более 1,3 млн. человек. Откуда взялись остальные? А вот оттуда. Из дремучей, матриархальной Украины.

И это - общая картина, для «русских», индустриальных городов Украины, попавших под эвакуацию. К 1955 году, украинская сельская «традиция» составляла от 45 до 55% населения. А там уже разгулялся товарищ Хрущев.

Почему Донбасс тогда уцелел?

Да потому, что шахту не увезешь. Харьковчане, днепропетровцы, запорожцы, киевляне остались работать на заводах в России, перед Уралом, за Уралом, и в своей культурной среде, привычно варить и улучшать танки, клепать самолеты и вагоны с локомотивами. А шахтеры после войны вернулись домой. Откачивать шахты, и поминать павших. И все - на Родине.

Вот такая вот, история.

ВКонтакте
{{ message }}

{{ 'Comments are closed.' | trans }}