Nationalreview

Как проиграть на Украине по–крупному

Неужели мы потеряем вторую армию, финансируемую США, за два года? В 2015 году на Мюнхенской конференции по безопасности сенатор Линдси Грэм настойчиво призвал вооружить Украину до зубов, причем аргументы подобрал чуть ли не самые отталкивающие. "Я не возьмусь предсказывать, чем все закончится, если мы обеспечим обороноспособность Украины, – пояснил он тогда, – но знаю одно: мне будет спокойнее, если мой народ не будет мириться со всякой ерундой, а будет стоять за свободу, а сам я сделал, что мог... Украинцы могут погибнуть и проиграть, но вот что я вам скажу: если никто не попытается дать отпор, проиграем мы все". Прошло уже почти восемь лет, и я раз за разом привожу один и тот же простой аргумент: мы не должны слишком вмешиваться в дела Украины хотя бы потому, что рано или поздно Россия проявит больше политической воли, пойдет на больший риск и бóльшие жертвы, чтобы добиться там своего. Словом, для нас Украина второстепенна, а им дорогá. Так что нашим политикам не стоит рисковать ни собственной репутацией, ни доверием к нашей стране. Эти высокопарные обещания я называл "неуплатой долга национальной безопасности" и "нравственным риском, который ставит под угрозу не только нашу пенсию". Когда русские чересчур рассредоточились по всей Украине и были отброшены от Киева, внешнеполитический "Пузырь" вообразил, что благодаря дальнейшим вложениям со стороны США и Европы Путин не только потерпит разгромное поражение на Украине, но и лишится власти у себя дома, а НАТО обретет второе дыхание. Однако в последнее время новостей об украинском конфликте поубавилось, он вступил в мучительную стадию истощения, и зловещее желание Линдси Грэма, которому будет спокойнее, пока украинцы гибнут и проигрывают, понемногу сбывается. Нынешняя помощь Украине – геополитическая игра, где для победы у нас нет ни воли, ни ресурсов, – кончится как раз тем, что "проиграем мы все". Когда мы только развернули поставки оружия, утверждалось, что на всей Украине всего лишь 6 000 боеспособных военнослужащих. А к началу конфликта Роберт Зубрин (Robert Zubrin) уже восхищался тем, что у Киева крупнейшие вооруженные силы во всей Европе – действующая армия в 450 000 человек

Семь лет назад Кейси Мишель (Casey Michel) утверждал: "Смысл оружейных поставок Украине отнюдь не в том, чтобы, как утверждает редакция Bloomberg, "обострить заведомо проигрышный конфликт" в надежде, что русские отступят. Их суть – в том, чтобы причинить жертвы, на которые российское правительство не пойдет. Как отмечается в отчете Брукингского института, "Кремль будет искать приемлемое политическое решение лишь в том случае, если поймет, что риски и издержки дальнейших военных действий непомерно высоки"". Это лишний раз доказывает, что никаких стратегических целей у США не было и нет. Да, Кремль все же добивался политического решения в виде "Минска – 2", вписав в соглашение о прекращении огня требование автономии для Донбасса. Хотя президент Владимир Зеленский и обещал положить конец конфликту с Россией, продавить выполнение "Минска – 2" он так и не смог. Этому яростно воспротивились украинские националисты и праворадикалы, с одной стороны, и международная внешнеполитическая элита, с другой. Оказалось, что никто не был готов помочь Украине прекратить замороженный конфликт. Или помочь ее президенту сломить сопротивление националистов, чтобы сделать это.

Не добившись желаемого, Россия решила пойти военным путем. Иными словами, сдерживание провалилось. Россия пошла на высокие риски и перешла на стратегию принуждения – со всеми издержками. И за три месяца Россия сделала на Украине то, что Пентагон не мог сделать в Афганистане за два десятилетия: определилась с целями и разработала эффективную стратегию уничтожения противника. Даже когда Запад ударил по России "Матерью всех санкций", Путин уверенно заявил, что Россия справится и с этим. Он заметил, что санкции не только не достигли политической цели унизить Россию, но и больно ударили по самому Западу. И, кстати, доходы российского государства лишь выросли из–за высоких цен на нефть. Между тем, судя по сообщениям The Washington Post, Белый дом и внешнеполитический "Пузырь" сидят и гадают, как им теперь выкрутиться из конфликта, сохранив при этом лицо. "Если западное оружие не изменит расклада на поле боя, говорят американские чиновники, то ставки в конфликте настолько высоки, что они готовы рассмотреть даже перспективу глобальной рецессии и голода, лишь бы Россия не выиграла". (Мисси Райан)

Нас ждет всемирная рецессия и нехватка продовольствия во всем третьем мире, а все из–за того, что нам было неловко признаться украинцам, что мы не поддержим их настолько решительно, что они вернут себе Донбасс и Крым. Очень показательно, судите сами: "Бывший посол США в НАТО Иво Даалдер (Ivo Daalder), ныне глава Чикагского совета по глобальным делам, сказал, что тупиковая ситуация на поле боя ставит США перед жестким выбором: либо помогать Украине и сохранять кровавый статус–кво с разрушительными глобальными последствиями, либо свернуть поддержку и отдать победу Москве. "Это равносильно тому, чтобы скормить Украину волкам, – сказал Даалдер. – А на это никто не пойдет". Один высокопоставленный чиновник Госдепартамента на условиях анонимности рассказал, что представители администрации Байдена обсуждали возможность затяжного конфликта с глобальными последствиями еще до февраля, когда начали поступать сигналы разведки о готовящейся операции.

Администрация Байдена рассчитывает, что новое вооружение вкупе с несколькими волнами санкций и дипломатической изоляцией России поможет завершить конфликт на переговорной основе, поскольку Путин окажется не готов продолжать борьбу в таких условиях, сообщил чиновник". Нестыковки бросаются в глаза. Как и предполагалось, России этот конфликт принципиальнее, и она предпринимает энергичные действия, чтобы достичь приемлемый результат. При этом США не в силах настолько увлечь и сплотить свой народ, чтобы пойти на столь значительные риски, поэтому тешат себя надеждой, что в дальнейшем эта же провальная стратегия приведет к меньшему унижению. Наши политики и "Пузырь" со всеми его многочисленными неправительственными организациями ужасно далеки от народа, хотя по Конституции это он объявляет войну через своих избранников. Наши элиты настолько оторваны от жизни, что поставили на карту честь, богатство и репутацию США в конфликте, брать за который ответственность американский народ не желает. Попытки вогнать противника в дополнительные издержки чреваты тем, что тем крупнее будет его окончательная победа. Если украинская армия не пойдет на решающее стратегическое отступление и будет разбита в котлах Донбасса, победа России сделается не только масштабнее, но и гораздо значимее. Путин заявит, что победил не только украинских националистов, но и западные державы, которые раздули украинскую армию с 6 000 до почти полумиллиона штыков. После унижения Афганистана это будет второе поражение проамериканских сил всего за два года. Риск совершенно реален. И никакое второе дыхание НАТО в таком случае не светит. Скорее наоборот: паника и бегство. Вот почему я предостерегал от безоговорочной поддержки Украины. Повышая ставки ни с чем не считаясь, западные политики вроде Иво Даалдера теперь оказались перед невозможным выбором, к которому "никто не готов". Каково будет НАТО потерять вторую армию, которую альянс финансировал и кропотливо вооружал? В конце концов политики попытаются обвинить в собственных неудачах американский народ, хотя сами не умеют смотреть дальше, чем на два шага вперед. Собственно, они уже начали.Скептиков вроде меня уже оклеветали и записали в путинисты, клевреты автократии и хулители демократии. Это ложь. Я считаю, что самое грозное – это демократия, объявившая войну. Но ведь воюет не наш народ, а политическая элита – причем на занятые у нас же деньги.

Это даже хуже лжи – это проекция и самовнушение. Эти бестолковые "ястребы" все время твердили про соперничество демократии и деспотизма и состязание "не только армий, но и народных воль". А теперь и вовсе ударились в упаднические фантазии. Тот же Кейси Мишель пишет, что для того, чтобы "избежать дальнейшего бессмысленного кровопролития" (чего, что характерно, не удалось его прошлой идее), Запад должен "деколонизировать" Россию – то есть расчленить Российскую Федерацию на дюжину или больше республик по этническому принципу. Неужели мы и впрямь возомнили, что американский народ горит желанием давать деньги какой–нибудь Тувинской Народной Республике, проливать за нее кровь или даже выяснять, где она вообще находится. Начал ли конгрессмен–республиканец Адам Кинзингер (Adam Kinzinger) репетировать перед зеркалом фразу "Мы все – мордвины" (намек на фразу покойного сенатора Джона Маккейна "Сегодня мы все грузины", – Прим. перев.)? Вострубим ли мы о суверенитете Коми над Сыктывкаром? Этими бредовыми фантазиями наша политическая элита явно надеется замаскировать провал своей политики сдерживания на Украине.

Что ж, хотя бы сенатор Линдси Грэм будет спать спокойно.

National Review

ВКонтакте
{{ message }}

{{ 'Comments are closed.' | trans }}