Sp2frg2

Завершение «Северного потока-2» создает новую геополитическую реальность в Европе и мире

А полякам предстоит сложный выбор: между поддержкой Украины и собственным кошельком.

10 сентября 2021 года на оперативном совещании руководства «Газпрома» председатель правления Алексей Миллер доложил о полном завершении строительства трубопровода «Северный поток – 2». То, что этот проект будет завершен, хочет этого кто-то или нет, эксперты предсказывали еще в 2009 году в статье "Стальные скрепы Евразии":

"Вся недолгая история существования Восточной Европы после распада социалистического блока в очередной раз показывает, что элиты этих стран - лимитрофы по определению и никогда не будут проводить самостоятельную внешнюю политику. В этой связи эти страны не могут быть равнозначными партнерами для России, к которым можно относиться с уважением. Следовательно, подход к ним должен быть исключительно потребительский, аналогично тому, как к ним относятся США.

В этой связи, в контексте снижения геополитического значения Восточной Европы, значение Южного и Северного потоков исключительно велико, т.к. поможет разрушить намечающиеся лимитрофные связки в треугольнике Беларусь-Польша-Украина. В этой связи можно даже предположить, что конечной целью Северного потока могло бы стать сразу несколько транзитных новшеств, которые бы существенно упорядочили геополитическую картину Восточной Европы.

Во-первых, прекращение транзита газа в Восточную Европу через территорию Беларуси и Польши, т.е. получение газа Беларусью исключительно в объеме внутренних нужд республики (при сохранении нынешних негативных тенденций в построении Союзного государства).

Как следствие, во-вторых, Польша бы стала получать российский газ не через территорию Беларуси, а из Германии, т.е. сделало бы Польшу не транзитером, а конечным получателем российского газа. Такая схема получения Польшей российского газа способствовала бы более адекватному пониманию польской элитой геополитических и геоэкономических реалий современного мира.

В-третьих, соответственно, Северный поток позволит Германии стать не только конечным получателем российского газа, но и, по сути, главной страной-транзитером, что существенно усилит геополитическую связку России и Германии и послужит делу реального объединения Евразии в единый финансово-экономический организм".

Конечно, ему еще предстоит пройти окончательную дефектовку, регламентный контроль и итоговую сертификацию в различных «надзирающих и контролирующих» органах, но в целом именно прокладочный этап можно считать успешно законченным. Можно сказать, что сражение «за вторую северную газовую трубу» в Европу Россия выиграла, самое время задуматься – что будет потом. Потому что сама эта война еще очень далека от завершения.

Ключевых нюансов тут, по меньшей мере, два.

Во-первых, успеть-то мы успели, но еще не до конца. В Министерстве энергетики, инфраструктуры и цифровизации немецкой земли Мекленбург – Передняя Померания, говорят, что выдать разрешение горнодобывающему управлению Штральзунда на прием газа из СП-2 можно только после получения от компании-оператора «трубы» соответствующей документации, подтверждающей «герметичность, прочность и наличие необходимых предохранительных устройств на двух нитках газовой магистрали», которые пока не предоставлены.

И даже если такое случится буквально завтра, то всего за две недели до выборов нового бундесканцлера, на должность которого претендуют немецкие «зеленые», настроенные категорически «против русской трубы», никто в ФРГ резких движений предпринимать не станет. А коль на сами проверки тоже потребуется время, то «Газпрому» еще предстоит поучаствовать в очередном большом сражении с сильно политизированной немецкой бюрократией.

Во-вторых, остается открытым вопрос подчинения СП-2 нормам Третьего энергопакета ЕС. Добиться признания трубопровода под него не подпадающим, на данный момент не удалось. Значит «Газпрому» придется как-то разделяться. Существует вариант оформления Nord Stream 2 AG – компании, реализующей проект СП-2, в самостоятельного оператора, юридически отдельного от российского газового монополиста.

Но пока непонятно, насколько он сможет сработать. Да и потом, в случае успеха, «Газпрому», как поставщику газа, придется соглашаться на норматив по объему загрузки «трубы» не более чем на половину.

Как именно эти проблемы будут решаться дальше, пока предполагать преждевременно. Как минимум, по причине чрезмерности количества различных влияющих сил и их собственных в этом деле усмотрений. Но порассуждать о вариантах вполне возможно.

Например, теоретически «вторую русскую северную газовую трубу» вывести из боя можно простым и изящным решением через перенос точки продажи газа из Германии в Россию. Формально необходимая для этого электронная торговая площадка у «Газпрома» в Петербурге уже функционирует.

Она, правда, пока заточена под менее крупные сделки, но тут уж дело техники. Хотите покупать газ на спотах – пожалуйста, русский газ теперь приобретается тут. Значит, по трубе пойдет как товар покупателя, а не продавца. К тому же этих покупателей окажется куда больше, чем два, и «правило 50%» окажется соблюдено автоматически.

В качестве альтернативы также способна выступить «Роснефть». Если совсем упрощенно, она станет покупать газ у «Газпрома» и с минимальным профитом поставлять его дальше в Европу, заполняя вторые 50% трубы. Словом, возможные тактические ходы присутствуют «в ассортименте». Другой вопрос – какие из них могут сработать и в какой именно конфигурации.

Впрочем, позиции оппонентов тоже не лишены изъянов. Взять, к примеру, ситуацию с газопроводом OPАL, соединяющим СП-2 с ГТС Европы. Под давлением Польши там тоже введено «правило 50%», и пока поляки свою позицию не изменят, отменить это решение вряд ли возможно.

Но вот что интересно. Для исполнения собственных контрактных обязательств в Европе (а проблема наличия «товара» на спотах нас вообще никак не волнует), «Газпрому» надо продавать в ЕС порядка 200 млрд кубометров газа в год. А выстроенная им «собственная» инфраструктура, с учетом действующих ограничений, обеспечивает только ориентировочно 160 млрд. Оставшиеся еще 40 придется прогонять через кого-то еще.

Вариантов тут есть два – либо через Польшу, либо через Украину. Причем именно «или», так как сверх этого объема продавать газ в Европу, да еще «по чужим трубам» «Газпрому» надобности нет.

С этого момента начинается интересное. Если поляки продолжат настаивать «на соблюдении интересов Украины», то России придется «подать газ через Киев», так как именно 40 млрд кубов в год составляют «гарантированный» по договору с Украиной объем. В этом случае польская Gaz System торжественно, можно под звуки гимна, сосет лапу, а Варшава лишается очень нужных ей транзитных доходов.

Которые частично она может вернуть, если некоторая доля от 40 млрд кубометров по магистрали Ямал – Европа таки как-то через ее территорию пойдет. Но для «Газпрома» этот вариант сопряжен с дополнительными расходами ввиду обязанности соблюдения правила «качай или плати», прописанного в контракте с Украиной. Стало быть, поляки их должны будут чем-то компенсировать. Одних скидок на цену транзита явно недостаточно.

И тут уже Россия на очередных переговорах вполне возможет задумчиво протянуть, «а знаете, у нас с OPАL есть некоторые трудности…». Тем самым ставя польское руководство перед выбором: или внешняя политика и поддержка украинского партнера или собственный кошелек. Кстати, есть и третий вариант, как было указано в процитированой выше статье от 2009 года, - покупка Польшей российского газа у Германии. Но тут Варшаве надо будет очень постараться.

В общем, предстоящие осень и зима текущего года обещают много интересного. Но, как известно, наше дело правое… А если что, то наш броненосец, начищенный, надраенный и «гиперреактивный», стоит на запасном пути.

РУССТРАТ

ВКонтакте
{{ message }}

{{ 'Comments are closed.' | trans }}